Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Каждый человек имеет право на личную жизнь статья

Личная и семейная тайна являются одним из элементов частной жизни. На основании этого в законодательстве закреплены различные требования к сохранению в тайне информации о частной жизни граждан. Так, врачебную тайну составляет информация о факте обращения граждан за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении. При этом операторы персональных данных и третьи лица, получающие доступ к персональным данным, должны обеспечивать конфиденциальность таких данных. Все материалы сайта Министерства внутренних дел Российской Федерации могут быть воспроизведены в любых средствах массовой информации, на серверах сети Интернет или на любых иных носителях без каких-либо ограничений по объему и срокам публикации.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Неприкосновенность частной жизни

Прецедентные дела Комитета по правам человека - Частная и семейная жизнь. Никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или тайну его корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию.

Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств. Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства. За мужчинами и женщинами, достигшими брачного возраста, признаётся право на вступление в брак и право основывать семью.

Ни один брак не может быть заключен без свободного и полного согласия вступающих в брак. Участвующие в настоящем Пакте государства должны принять надлежащие меры для обеспечения равенства прав и обязанностей супругов в отношении вступления в брак, во время состояния в браке и при его расторжении. В случае расторжения брака должна предусматриваться необходимая защита всех детей. Каждый ребенок без всякой дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, национального или социального происхождения, имущественного положения или рождения имеет право на такие меры защиты, которые требуются в его положении как малолетнего со стороны его семьи, общества и государства.

Каждый ребенок должен быть зарегистрирован немедленно после его рождения и должен иметь имя. Каждый ребенок имеет право на при обретение гражданства.

В статье 17 Пакта каждому человеку обеспечивается защита его личной и семейной жизни, жилища, корреспонденции, чести и репутации. Эта статья дополняется более подробными положениями о защите семьи статья 23 и детей статья Все эти положения подробно рассматриваются в замечаниях общего порядка, принятых Комитетом в гг.

По своим формулировкам статьи 23 и 24 относятся, главным образом, к позитивному обязательству государства защищать семью и детей. В статье 17, с одной стороны, запрещается "произвольное или незаконное вмешательство" или "незаконные посягательства" на частную или семейную жизнь и т. Хотя статья 17 не содержит полного положения о допустимых ограничениях 2 , толкование запретов на произвольное или незаконное вмешательство или посягательство подобно интерпретации ограничительных положений, содержащихся в некоторых других статьях Пакта.

Выражение "произвольное вмешательство" также связано с защитой права, предусмотренного в статье По мнению Комитета, Выражение "произвольное вмешательство" может также распространяться на допускаемое законом вмешательство.

Введение понятия произвольности призвано обеспечить, чтобы даже вмешательство, допускаемое законом, соответствовало положениям, целям и задачам Пакта и в любом случае являлось обоснованием в конкретных обстоятельствах.

Для ознакомления с судебной практикой Комитета по статье 17 в отношении различных аспектов соблюдения прав, связанных с личной или семейной жизнью, в данном разделе приводится четыре дела. Как подчеркивается в деле Тунен против Австралии, половые установки, половая ориентация и жизнь относятся к понятию частной жизни. В этом деле было установлено, что закрепленный в законе запрет на гомосексуальные отношения между взрослыми мужчинами, действующими по взаимному согласию, даже без конкретного применения этого закона, является вмешательством в частную жизнь автора.

Комитет определил, что имело место нарушение статьи 17 в сочетании со статьей 2. Однако в недавнем деле Комитет пришел к выводу, что непризнание отношений между лицами одного пола лесбийских в качестве брака не являлось, с учетом обстоятельств конкретного дела, нарушением права на частную жизнь статьи 17 , права на вступление в брак пункт 2 статьи 23 или какого-либо другого положения Пакта 3. В деле Кориел и Орик против Нидерландов, которое также включено в данный раздел, было установлено, что личное имя человека, включая возможность его выбора и замены, подпадает под действие защиты права на частную жизнь.

Государство-участник не разрешило авторам сменить их фамилии по основаниям, которые, по мнению Комитета, были необоснованными, поэтому такой отказ являлся произвольным вмешательством в частную жизнь авторов в нарушение статьи Третий элемент статьи 17, не представленный в приведенных ниже делах, -это право на тайну корреспонденции.

Даже лица, содержащиеся под стражей, имеют право на корреспонденцию, которое должно защищаться от произвольного или незаконного вмешательства. По вопросу цензурной проверки корреспонденции Мигеля Анхеля Эстрелья Комитет исходит из того, что тюремные власти могут осуществлять меры по контролю и цензурной проверке переписки заключенных. Вместе с тем, [ Кроме того, степень ограничения должна соответствовать норме человеческого обращения с заключенными, предусмотренной в статье 10 1 Пакта.

В частности, заключённым должно разрешаться при необходимом надзоре общаться со своей семьей и близкими друзьями через регулярные промежутки времени в виде переписки, а также в виде свиданий 5. Комитет заключил, что он не компетентен рассматривать жалобы по статье 27 в связи с "заявлением" государства-участника, ранее принятом в качестве оговорки. Тем не менее, было установлено нарушение статей 17 и Авторы утверждают, что строительство гостиничного комплекса на спорном участке привело бы к разрушению захоронения их предков, которое занимает важное место в их истории, культуре и жизни, и явилось бы v произвольным вмешательством в их частную и семеиную жизнь в нарушение статей 17 и Они также утверждают, что на этом участке захоронены члены их семей.

Комитет отмечает, что цели Пакта требуют рас ширительного толкования понятия "семья", которое включает в себя семью в том понимании, которое существует в данном обществе. Этим обусловливается необходимость учитывать культурные традиции при определении понятия "семья" в конкретной ситуации. Из утверждений авторов следует, что они считают отношения со своими предками важным элементом своего самосознания, играющим значительную роль в их семейной жизни.

Государство-участник не оспаривает этого; государство-участник также не оспаривает утверждения о том, что указанное захоронение играет важную роль в истории, культуре и жизни авторов. Государство-участник оспаривает обращение авторов только на том основании, что они не установили наличия родственных связей между останками, обнаруженными в захоронении, и собой.

Комитет считает, что то обстоятельство, что авторы не установили прямых родственных связей, не может быть обращено против них в обстоятельствах, которые изложены в сообщении: захоронение возникло до прихода европейских поселенцев и признано, что в нем имеются останки предков современного полинезийского населения Таити. Таким образом, Комитет заключает, что строительство гостиничного комплекса на месте захоронения предков авторов составляет вмешательство в их право на семейную и частную жизнь.

Государство-участник не доказало, что такое вмешательство является разумным в данных обстоятельствах, и ничто в информации, имеющейся в Комитете, не свидетельствует о том, что государство- участник надлежащим образом учло значение захоронения для авторов, когда оно приняло решение о сдаче участка в аренду под строительство гостиничного комплекса.

Комитет считает, что имело место произвольное вмешательство в права авторов на семейную и частную жизнь в нарушение пункта 1 статьи 17 и пункта 1 статьи 23 6. Вопрос о защите семейной жизни также может возникнуть в делах о высылке или депортации.

В приведенном ниже деле Вината и другие против Австралии были установлены нарушения статей 17, 23 и 24 в связи с решением государства-участника депортировать родителей ребенка, ставшего гражданином Австралии после 10 лет проживания в стране.

Однако четыре члена Комитета представили особое мнение и высказали свою точку зрения о том, что отказ пожилым авторам в разреше нии на проживание в Новой Зеландии с их взрослыми детьми, которые являются единственными лицами, способными обеспечить уход, является нарушением статей 17 и 23 7.

Их позиция представляет более широкое толкование понятия "семья", распространяющееся за рамки "западного" восприятия семьи, состоящей из двух родителей и их малолетних детей. Более широкое толкование также нашло отражение в Замечании общего порядка по статье 17, согласно которому "назначение Пакта требует, чтобы для целей статьи 17 это понятие толковалось широко и охватывало всех тех, кто входит в состав семьи, как она понимается в обществе соответствующего государства-участника" 8.

В приведенном ниже деле Хендрикс против Нидерландов вопрос о защите семейнои жизни поднимается в контексте контактов между разведенным родителем и его или её детьми. Комитет определил, что защита семейной жизни распространяется на этот тип ситуаций, и разработал тест для оценки того, являются ли препятствия для таких контактов нарушением статьи Примечания и сноски опущены.

Дата сообщения: 25 декабря года. Соображения приняты: 31 марта года пятидесятая сессия. Соображения согласно пункту 4 статьи 5 Факультативного протокола. Автором сообщения является Николас Тунен, гражданин Австралии, года рождения, в настоящее время проживающий в г.

Хобарт в штате Тасмания, Австралия. Автор, являющийся одним из руководителей Группы за реформу законов Тасмании о гомосексуализме ГРЗТГ , утверждает, что является жертвой нарушений Австралией пункта 1 статьи 2, а также статей 17 и 26 Международного пакта о гражданских и политических правах.

В этой связи он отмечает, что в августе года генеральный прокурор объявил, что при наличии достаточных доказательств, свидетельствующих о совершении преступления, на основании статьи а и с и статьи будет возбуждаться судебное разбирательство.

Применение этих положений на практике приводит к нарушению права на личную жизнь, поскольку они позволяют полиции проникать в дом на основании лишь подозрения о том, что два совершеннолетних мужчины, возможно, вступают в гомосексуальную связь по взаимному согласию, совершая тем самым уголовное преступление.

Поскольку в австралийском обществе и особенно в Тасмании на гомосексуализме лежит клеимо позора, нарушение права на личную жизнь может привести к незаконным посягательствам на честь и репутацию соответствующих лиц;. Тот факт, что в настоящее время указанные законы не применяются на практике судебными органами Тасмании, не означает, что мужчины-гомосексуалисты обладают в Тасмании действительно равными правами в соответствии с законом.

Что касается того, может ли автор сообщения рассматриваться в качестве "жертвы" по смыслу статьи 1 Факультативного протокола, Комитет отметил, что законодательные положения, оспариваемые автором сообщения, не применяются судебными органами Тасмании уже в течение целого ряда лет. Вместе с тем Комитет отметил, что автор убедительно продемонстрировал, что угроза применения этих сохраняющихся в силе положений и их глубокое воздействие на административную практику и общественное мнение затрагивали и продолжают затрагивать его лично и что в этой связи могут возникать вопросы, касающиеся статей 17 и 26 Пакта.

По- этому Комитет признал, что автора сообщения можно рассматривать в качестве жертвы по смыслу статьи 1 Факультативного протокола и что его жалоба является приемлемой на основании ratione temporis. Представление государства-участника по существу дела и замечания автора.

В это представление включены замечания правительства Тасмании, в которых отрицается тот факт, что автор является жертвой нарушения положений Пакта. Комитет считает, что статья а и с и статья Уголовного кодекса Тасмании являются "вмешательством" в личную жизнь автора сообщения, несмотря на то, что эти по ложения уже в течение целого десятилетия не применялись на практике.

В этой связи Комитет отмечает, что невозбуждение прокуратурой уголовных дел в отношении лиц, вступающих в гомосексуальные контакты в необщественных местах, отнюдь не равносильно гарантии того, что и в будущем гомосексуалисты не будут подвергаться судебному преследованию, особенно в свете заявлений на этот счет, высказанных в году прокурором Тасмании, а также заявлений членов парламента Тасмании, достоверность которых не оспаривается.

Поэтому сохранение в силе оспариваемых положений законодательства представляет собой постоянное и прямое "вмешательство" в личную жизнь автора. Что касается возможности признания этого запрета произвольным, то Комитет напоминает, что в его замечании общего порядка 16 32 относительно статьи 17 предусматривается следующее: "Введение понятия произвольности признано обеспечить, чтобы даже вмешательство, допускаемое законом, соответствовало положениям, целям и задачам Пакта и в любом случае являлось обоснованным в конкретных обстоятельствах".

Согласно толкованию Комитета, требование обоснованности означает, что любое вмешательство в личную жизнь должно быть соразмерным поставленной цели и необходимым в обстоятельствах любого конкретного дела. Правительство Австралии отмечает, что наличие законодательных положений, предусматривающих уголовную ответственность за гомосексуальные отношения, создает помехи для осуществления программ в области здравоохранения, "заставляет таиться многих из людей, подверженных риску инфекции".

В этой связи представляется, что установление уголовного наказания за действия гомосексуального характера препятствует эффективной реализации образовательных программ, направленных на профилактику заражения ВИЧ и заболевания СПИДом. Он отмечает далее, что законы, предусматривающие уголовную ответственность за гомосексуализм, были отменены на всей территории Австралии, за исключением Тасмании, и что даже в Тасмании налицо отсутствие консенсуса по вопросу о целесообразности дальнейшего сохранения статей и Кроме того, поскольку данные положения в настоящее время не применяются из чего следует, что они считаются несущественными для защиты нравственных устоев в Тасмании , Комитет приходит к выводу о том, что эти положения не выдерживают проверки на предмет "обоснованности" с учетом обстоятельств данного дела и что они представляют собой произвольное вмешательство в право г-на Тунена, предусматриваемое в пункте 1 статьи Аналогичный вопрос можно было бы поднять в связи с пунктом 1 статьи 2 Пакта.

Однако Комитет ограничивается указанием на то, что, по его мнению, упоминаемое в пункте 1 статьи 2 и в статье 26 понятие "пол" следует рассматривать как включающее и половую ориентацию. Действуя в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, Комитет по правам человека считает, что представленные ему факты указывают на нарушение пункта 1 статьи 17 и пункта 1 статьи 2 Пакта.

В соответствии с подпунктом а пункта 3 статьи 2 Пакта автор, являющийся жертвой нарушения пункта 1 статьи 17 и пункта 1 статьи 2 Пакта, имеет право на предоставление ему соответствующего средства правовой защиты. По мнению Комитета, таким эффективным средством правовой защиты явилась бы отмена статьи а и с и статьи Уголовного кодекса Тасмании.

Поскольку Комитет вынес определение о нарушении прав г-на Тунена по пункту 1 статьи 17 и пункту 1 статьи 2 Пакта, предусматривающее отмену соответствующих положений законодательства, Комитет не считает необходимым рассматривать вопрос о том, имело ли место нарушение статьи 26 Пакта.

Примечание редактора : Г-н Веннергрен представил особое мнение, в котором он не разделяет точку зрения Комитета относительно того, что нет необходимости рассматривать вопрос о том, имело ли место нарушение статьи 26 Пакта пункт 11 соображений Комитета.

По его мнению, вывод о нарушении пункта 1 статьи 17 более логично вытекал бы из вывода о нарушений статьи 26, чем из пункта 1 статьи 2.

Он считает, что оспариваемые положения Уголовного кодекса Тасмании и их воздействие на положение автора сообщения представляют собой нарушение статьи 26 в сочетании с пунктом 1 статьи 17 и пунктом 1 статьи 5 Пакта. Дата сообщения: 14 января года. Соображения приняты: 31 октября года пятьдесят вторая сессия. Авторами сообщения являются А. Кориел и М. Орик, два гражданина Нидерландов, проживающие в Рурмонде, Нидерланды.

Они заявляют, что являются жертвами нарушения Нидерландами статей 17 и 18 Международного пакта о гражданских и политических правах. Они обратились в районный суд Рурмонда Arrondissements Rechtbank с заявлением об изменении их имен на индийские имена в соответствии с требованиями их религии.

Они заявили, что для лиц, желающих изучать и практиковать индуизм и стать индуистскими священниками, принятие индийских имен обязательно. Решениями от 2 августа и 14 декабря года, соответственно, Министерство юстиции отклонило просьбу авторов сообщения на том основании, что их случай не отвечал требованиям, изложенным в "Руководстве по изменению фамилий" Richtlijnen voor geslachtsnaanwijziging Далее в этом решении указывалось, что удовлетворение такой просьбы может быть оправдано только особыми обстоятельствами, которые в случае авторов сообщения отсутствуют.

В решении министерства юстиции было отмечено, что фамилии авторов сообщения не мешают им учиться на служителей индуистского культа, поскольку по завершении такой учебы они могут по своему желанию принять религиозные имена, присвоенные им их гуру. В решении Государственного совета было указано, что авторы сообщения не доказали того, что их фамилии должны быть изменены в законном порядке, для того чтобы они могли стать индуистскими священниками в этой связи в решении Государственного совета было отмечено, что авторы сообщения могут свободно пользоваться своими индийскими фамилиями в общественной жизни.

Право на жизнь, достоинство и неприкосновенность личности

Прецедентные дела Комитета по правам человека - Частная и семейная жизнь. Никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или тайну его корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств. Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства.

Каждый имеет право на жизнь. Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. Достоинство личности охраняется государством.

Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. Право человека на неприкосновенность частной жизни является естественным правом человека, одним из основных конституционных прав, которое принадлежит человеку от рождения и неотчуждаемо.

В российской науке конституционного права принято выделять право на неприкосновенность частной жизни в широком и узком смыслах. Во многих странах формально декларируемые права человека не всегда выполняются на практике. Неприкосновенность частной жизни, даже гарантированная законами и конституцией, нередко остаётся на бумаге. Широкое распространение это право получило на территории Европы в период буржуазных революций. Впервые научно разработано в статье известных ученых-юристов С. Уоррена и Л. Впоследствии право на неприкосновенность частной жизни было поддержано серией прецедентов Верховного суда США , обосновавшего его существование и выводившего его из ряда поправок к Конституции США Билль о правах. В послевоенное время 40—50 гг. Дальнейшее развитие право на неприкосновенность частной жизни получило в ряде прецедентов Европейского суда по правам человека в Страсбурге известные прецеденты Принцесса Ганноверская против Германии , Знаменская против России , Фадеева против России и др.

Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. Сфера личной жизни человека и те отношения, которые складываются в ней между людьми, лишь в незначительной степени регулируются нормами права в частности, СК. В большей же мере поведение людей в этой сфере определяется особенностями их психологии и существующими в обществе нравственными нормами.

Конституция Рoссийской Фeдерации. Глава 1 Оснoвы конституциoнного стрoя ст.

Статья 23, Конституция РФ Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

.

.

.

Статья 23 1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. 2. Каждый.

.

.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: неприкосновенность частной жизни
Комментариев: 0
  1. Пока нет комментариев.

Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

© 2018-2021 Юридическая консультация.